Новосибирский ветеринарный портал. 2013-08-05 11:27:26

Ассоциативные инфекции и паразитозы сельскохозяйственных животных: проблемы и их решения

УДК: 619:636 П.Н. Смирнов, А.В. Ухлова, Г.В. Белых, Т.А. Каширских, (Новосибирский ГАУ), П.И. Евдокимов, В.Л. Украинец (Бурятская ГСХА)

Впервые в Сибири обратиться к проблеме ассоциативных инфекций нас заставила «упрямая» статистика. Так, анализ эпизоотической ситуации по лейкозу и туберкулезу крупного рогатого скота в регионе, проведенный научными сотрудниками отдела лейкозов ИЭВСиДВ СО ВАСХНиЛ (в последующем СО РАСХН) П.Н. Смирновым, В,В. Храмцовым, В.В. Смирновой, С.Н. Магером, Л.М. Еровой, а также отдела по разработке мер борьбы с туберкулезом (А.С. Донченко, Н.А. Шкиль, Ю.И. Смолянинов) показал, что в 100 % случаев неблагополучные по туберкулезу стада являются одновременно и неблагополучными по лейкозу.

По данным В.В. Смирновой (1984) в 12,5 % случаев при гистологическом исследовании биоматериала от больных лейкозом коров в Западной - Сибири выявлялись одновременно изменения, характерные и для туберкулеза.

Очень ценные, на наш взгляд, научные сведения, подтверждающие возможность ассоциированного течения лейкозно-туберкулезной инфекции были получены С.Н. Магером (1992) и Л.М. Еровой (1996). Так, в специальных исследованиях, проведенных в стационарных условиях, авторами было установлено, что при ассоциированном варианте течения инфекции у животных происходит развитие иммунологического дефекта, выражающегося в нарушении способности организма адекватно реагировать на вакцинные и диагностические (в частности ППД туберкулин для млекопитающих) препараты. Следовательно, в разработке систем оздоровления неблагополучных стад нужно учитывать особенности ассоциативного течения этих инфекций (П.Н. Смирнов, В.В. Храмцов, Б.Я. Хайкин 1989).

Готовя обзор литературы по данному вопросу, мы твердо придерживались мысли о том, что рассмотрение отдельных инфекций без возможной их ассоциации с другими, как вирусной, так и бактериальной природы, было бы неправомерно, поскольку, как отмечал в свое время В.В. Макаров (1998), это противоречило бы основным биологическим законам развития инфекционного процесса.

Актуальность данной проблемы хотелось бы подчеркнуть еще одним примером с хроническими инфекциями. В 1992 году В.В. Разумовской в контролируемых опытах было установлено, что развитие иммунного ответа на вакцину из шт. 82 Brucella abortus у телят, предварительно зараженных вирусом лейкоза крупного рогатого скота (ВЛКРС), характеризовалось снижением синтеза противобруцеллезных антител. Кроме того, по общей тенденции снижения показателей клеточного и гуморального иммунитета такие животные могут быть отнесены к группе риска. Одновременно автором было установлено, что у крупного рогатого скота оздоровленных от лейкоза стад удлиняется период активного формирования поствакцинального иммунитета (на вакцину из шт. Br . abortus 82). В связи c этим В.В. Разумовская рекомендует сроки серологических исследований взрослого поголовья на бруцеллез, в оздоровленных от лейкоза стадах, перед ревакцинацией переносить на 1,5-2 месяца.

Одновременно С.Н. Магером и соавт. (1992) было показано, что в стадах, неблагополучных одновременно по туберкулезу и лейкозу, происходит взаимное усиление патологических процессов, особенно в случае наложения инфекции ВЛКРС на инфекцию Myc . bovis .

О возможности формирования депрессии в иммунном ответе животных, реагирующих в РИД в агаровом геле с антигеном gp 51 B Л КРС (неспецифическое реагирование), в состоянии инфицированности, одновременно вирусом диареи указывали D . Roberts etal . (1982).

Итак, говоря о хронических инфекциях, представляющих наибольшую актуальность, нельзя не учитывать в целом и проблем паразитарных болезней сельскохозяйственных животных.

Все паразиты (вирусы, микробы, гельминты, грибы, простейшие и др.) в организме животного находятся в сложных взаимоотношениях. Именно этим часто обуславливается многообразность проявления клинических, морфологических, иммунологических и других изменений при одних и тех же инфекциях. Ассоциированные болезни протекают чрезвычайно разнообразно и вносят путаницу в отношении диагностики и оздоровления стад от инфекций.

Еще в 1937 г. наш соотечественник Е.Н. Павловский, формулируя понятие о паразитоценозе, указывал, что нельзя выделять отдельные группы паразитов, в форме узких ценозов, изолированно, так как организм животного – это среда их обитания. По его мнению, следует изучать паразитоценозы в целом, охватывая все компоненты.

Анализируя учения Е.Н. Павловского, Б.Г. Иоганзена, Д.Н. Кашкарова, В.Н. Беклемишева, К.В. и Л.В. Арнольди, М.С. Гилярова, А.П. Макевича и других. Д.И. Панасюк сделали, на наш взгляд, наиболее верное заключение о разрозненности проводимых исследований, как диагностических, так и лечебно-профилактических. Автор отметил, что каждый специалист относит убытки только той болезни, которой он занимается, не обращая внимания на то, что животное заражено еще многими вирусами, бактериями, грибами, простейшими, гельминтами, насекомыми, клещами и др.

Гельминты, личинки оводов, насекомые и клещи являются не только возбудителями конкретного заболевания, но и выступают как факторы, способствующие возникновению ряда других патологий. Хорошо известна роль этих паразитов в перестройке иммунной системы организма, чаще как иммунодепрессантов, и в снижении защитной активности организма (М.Ю. Паскальская, 1971; В.А. Апалькин 1998; и другие). Так, Э.Х. Даугалиева, В.В. Филиппов(1991) в своих исследованиях показали, что гельминты вызывают иммуносупрессию. При диктиокаулезе, например, наблюдается супрессия Т- и В-лимфоцитов с 11-го по 45-й дни после заражения, обусловленная снижением продукции регуляторных субпопуляций Т-лимфоцитов.

При одновременном заражении диктиокаулами и стафилококками снижается синтез антител к обоим паразитарным антигенам.

Публикаций об активизации гельминтами заболеваний вирусной природы мало. Так, еще в 1957 году R . Shope экспериментально показал, что вирус инфлюэнцы у поросят резко активизируется под воздействием личинок метастронгил и аскарид.

Ряд исследователей установил отрицательное влияние экто- и эндопаразитов на формирование поствакцинального иммунитета к бактериальным инфекциям (Г.П. Станкявичус, В. Шаркунас, 1972; Д.И. Панасюк, И.И. Шахмурзов, 1981). Они рекомендовали, в связи с этим, перед массовым применением вакцин провести дегельминтизацию и обработку животных против накожных паразитов.

Академик К.И. Скрябин еще в 1923 году писал, что борьба с гельминтозами должна быть положена в основу профилактики инфекционных болезней людей и животных. С этим мнением в настоящее время следует еще более считаться в связи с относительно высокой концентрацией животных на ограниченных территориях, особенно в промышленном свиноводстве и птицеводстве, где вероятность перезаражения значительно возрастает.

И все-таки комплексному изучению ассоциированных инфекций до сих пор уделяется необоснованно мало внимания.

В связи с внедрением в ветеринарную практику антигельминтиков с широким спектром действия (из группы макроциклических лактонов) задача борьбы с ассоциативными паразитозами отчасти упрощается. Однако при этом еще остаются отдельные виды гельминтов, способные избегать негативного действия и таких антгельминтиков.

Следует заметить, что при ассоциированном течении инфекций и паразитозов у животных появляется возможность иммунного ответа на те или иные тест-системы, в том числе на антигены и аллергены, в нескольких вариантах (за счет гомологий антигенных детерминант возбудителей инфекций и паразитов).

Рассматривая организм хозяина, как среду обитания паразитогенных организмов и их взаимоотношения между собой и с самим микроорганизмом, Е. Н. Павловский в свое время предложил термин «паразитоценоз», обозначающий взаимосвязанную совокупность паразитов конкретно рассматриваемой особи.

Waksman Z . A . отмечал, что чистые культуры микроорганизмов бывают только в пробирке экспериментатора. В природе же они встречаются только во взаимодействующих ассоциациях. Имеются в виду организмы человека и животных.

В эпоху перевода животноводства на промышленную основу гораздо чаще стали регистрироваться ранее редко проявляющиеся болезни, так называемые «малые» инфекции, характеризующиеся длительным течением, стертой клинической картиной и незначительной смертностью.

Д.И. Панасюк и соавт. (1974) предложили по количеству сочленов различать следующие паразитоценозы: двучленные (диксенные), состоящие из двух видов паразитов, независимо от того, к какому миру они принадлежат – животному или растительному; трехчленные (триксенные), состоящие из трех видов, относящихся к различным таксонам; многочисленные (поликсенные), состоящие из более чем трех видов паразитов; многочисленные по типу аллобиофории

В 1963 г. Stewart T . Godwin Р. Опубликовали сообщение о «бактериальной болезни свиной аскариды» из кожных покровов которой были выделены E . Coli , Candida sp ., Pseudomonas sp .

Итак, антагонизм является одним из ведущих путей к установлению моноинфекции и моноинвазии. Именно антогонизм возбудителей часто является фактором, определяющим нозологические названия заразных болезней (с.12)

Если при синергизме течение болезни тяжелее, то при антагонизме, наоборот, наблюдают ослабление патогенности возбудителей и болезнь проявляется в ослабленном виде или в стертой форме, без острого течения. Антагонизм в мире микроорганизмов широко используется в борьбе с различными инфекционными заболеваниями.

При синергизме оба или больше встречных видов оказывают положительное взаимное влияние, способствующее их существованию. Этот тип взаимоотношений широко распространен в открытой природной среде.

Итак, при инвазных в кишечнике животных формируется микропаразитоценоз, сочленами которого могут быть различного рода гельминты, патогенные бактерии, простейшие и грибы.

Одной из проблем практической ветеринарии остаются пока последствия влияния антигельминтных препаратов на микробных и иммунный статус животных. Имеются работы, в которых отмечается, что под влиянием антигельминтных препаратов (аверсект -2, аверсект-3, цидектин, ивомек, фасковерм, панакур и др) происходят изменения в состоянии резистентности и иммунологической активности организма – в сторону снижения, а также при применении отдельных из них происходят изменения в в функциональной деятельности желудочно – кишечного тракта и нарушения в его установившемся биоценотическом гомеостазе (Арзыбаев М., Шакиров А.Б., 1990; Федосеева Т.Н., 1993; Маннапова Р.П., 1998; Галиуллина и соавт.; 2000; П.Н. Смирнов, 2002; В.А. Апалькин.

 

Установлено иммунодепрессивное действие.